Можно ли присутствовать на заседании арбитражного суда

По общему правилу, судебные заседания в российских судах проводятся в открытом режиме: лицо имеет право присутствовать в открытом судебном заседании, все записывать и пользоваться диктофоном. Разрешение нужно только на фото- и видеосъемку. Иногда суд могут проводить в закрытом режиме. Например, такое бывает при рассмотрении дел, связанных с гостайной. Тогда посторонних в зал изначально не пускают.

Все необходимые положения есть в Статье 10 Гражданского процессуального кодекса РФ, Статье 11 Кодекса административного судопроизводства РФ, Статье 11 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Статье 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Если судебное заседание является открытым, а вы не мешаете суду – шумите, кричите и т.п. – то вас не могут с него удалить. Чтобы реализовать своё право на присутствие в суде, воспользуйтесь дальнейшими указаниями.

Шаг 1. Явитесь в суд заранее перед началом судебного заседания, с паспортом.

«Заранее» — это не позже, чем за 10 минут до начала заседания. Паспорт нужен, так как в судах пропускной режим: приставы могут просто не пустить вас дальше турникетов.

Постарайтесь заблаговременно посмотреть, в каком именно зале будут рассматривать интересующее вас дело. Обычно это можно узнать на сайте суда. Если речь идет об арбитраже, на сайте указывают конкретный номер зала заседания. Если вы идете на заседание в суде общей юрисдикции, то в рядом с интересующим вас делом обычно пишут, кто именно будет его рассматривать. После этого найдите список судей и узнайте, где интересующий вас судья обычно рассматривает дела.

Шаг 2. Предупредите судью или секретаря о своем намерении присутствовать на заседании в качестве слушателя.

Обычно перед заседанием секретарь выходит из зала, где оно пройдет, и узнает, кто пришёл на суд. После этого он собирает у участников заседания документы, подтверждающие их личность. Сразу же заявите о своем желании попасть на заседание. Так вы сможете узнать, нет ли каких-либо препятствий для вашего присутствия, и дать суду возможность для его обеспечения: например, в зале могут установить дополнительные стулья. Именно поэтому в суд стоит приходить заранее.

Шаг 3. Ведите себя тихо во время судебного заседания.

Процессуальное законодательство разрешает судье удалять из зала судебного заседания тех, кто мешает процессу: шумит, кричит и т.п. Если хотите остаться на заседании до конца – ведите себя тихо. Не стоит разговаривать, обращаться с репликами к суду или участникам процесса – проще говоря, слушайте и наблюдайте.

Закон разрешает вам фиксировать заседание письменно и на диктофон. Хотите снять фото или видео – нужно разрешение.

Шаг 4. Если вас удаляют с открытого судебного заседания, идите жаловаться к председателю суда.

Если вы считаете, что вели себя на заседании нормально, и вас удалили – как вариант, не пускают в зал – по непонятным причинам, жалуйтесь. Идите к председателю суда, объясните ситуацию и попросите принять меру. Иногда это помогает решить проблему с вашим недопуском.

Шаг 5. Если вам не удается попасть к председателю суда, сдайте в приемную суда письменную жалобу на действия судьи.

Если у вас не выходит попасть к председателю суда – нет на месте, неприемный день — , или он отказывается оперативно вам помочь, пишите письменную жалобу на действия судьи по недопуску вас на открытое судебное заседание. Ее можно написать и сразу на месте, и позже – для таких жалоб нет предельных сроков. Образец документа есть у нас .

Более того, вы можете заранее подготовить текст жалобы и распечатать ее, если предвидите, что у вас могут быть проблемы с допуском на заседании. Бумага нужна в двух экземплярах: на втором сотрудник суда обязательно должен поставить отметку о принятии.

Вы можете послать жалобу по почте. Это лучше всего делать ценным и заказным письмом. Тогда у вас на руках останутся квитанция или опись, которыми вы сможете подтвердить отправку жалобы.

Шаг 6. Напишите жалобу на действия судьи в квалификационную коллегию судей.

Кроме жалобы председателю суда, вы можете обратиться в Квалификационную коллегию судей вашего региона. Она тоже может рассмотреть вашу жалобу на недопуск и имеет возможность привлечь судью к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса. Контакты нужной вам организации можно найти на сайте Высшей квалификационной коллегии судей РФ .

ИМЕЕМ ПРАВО!

Обращения граждан по вопросам нарушения их права на присутствие в судебных заседаниях в качестве слушателей, и нетактичного, грубого поведения судей по отношению к участникам процесса и другим лицам, присутствующим в судебном заседании поступают в адрес Уполномоченного по правам человека в Приморском крае Владимира Ушакова. По этому поводу на сайте Уполномоченного размещены следующие разъяснения по этим вопросам.

Желание присутствовать в судебных заседаниях при рассмотрении гражданских, административных и уголовных дел в качестве слушателей указывает на тот факт, что граждане осознают необходимость повышения своих юридических знаний, получения необходимых навыков при реализации своего конституционного права на судебную защиту. Правовое просвещение более эффективно, если в дополнение к нему гражданин на примере судебного разбирательства конкретного дела имеет возможность лично удостовериться в практическом применении норм права судами. В конечном итоге граждане приобретают необходимые навыки и опыт для защиты своих прав и свобод в судебных органах.

Получение информации о способах и порядке защиты прав в суде не только приветствуется, но и гарантируется частью 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации. В этой норме высшего закона государства прямо указано: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Присутствие в судебном заседании в качестве слушателя – это право гражданина, предусмотренное нормами процессуальных законов. Наличием этого права реализуется основополагающий принцип отправления правосудия – гласность.

Присутствие слушателей в судебном заседании возможно в различных судах: это мировые судьи, федеральные (районный, городские, краевой) и арбитражные суды. Присутствие слушателей возможно при рассмотрении уголовных, административных и гражданских дел с соблюдением правил поведения граждан в судах, этических и моральных общепринятых норм. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ, статья 241), Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ, статья 24.3), Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ, статья 10), Арбитражный процессуальный кодекс (АПК РФ, статья 11) практически одинаково определяют порядок реализации принципа гласности судебного разбирательства.

Читать дальше:  Должен ли быть кпп у индивидуального предпринимателя

В указанных законодательных процессуальных нормах указывается, что, как правило, разбирательство дел во всех судах открытое, кроме случаев, указанных в законе (государственная тайна, коммерческая тайна, неприкосновенность частной жизни и др.). В этих случаях может проводиться закрытое судебное заседание, о чём суд обязан вынести мотивированное определение. В открытых судебных заседаниях слушатели могут присутствовать, в закрытые заседания слушатели не допускаются. После окончания открытого судебного разбирательства решения по делу объявляются публично, в закрытом уголовном процессе могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

Слушатели в судебном заседании, как и стороны процесса, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. На это не требуется разрешение суда. С разрешения суда допускается только фотосъёмка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению.

Таким образом, любой гражданин может придти в суд, после приглашения секретаря (судьи) зайти вместе с участниками процесса в зал судебного заседания. Когда судья приступит к выяснению вопроса о присутствующих в зале лицах, сообщить о том, что является слушателем по данному делу. В этом случае судья не имеет законного права удалить гражданина из зала судебного заседания, если только заседание не закрытое. В дальнейшем можно фиксировать процесс письменно или с помощью диктофона.

Встречаются случаи, когда судья под предлогом отсутствия свободного места всёже удаляет слушателя из зала судебного заседания. Такие действия судьи незаконны, поскольку законом не предусматриваются иные условия реализация права, кроме указанных в процессуальном законе. Суд в этом случае обязан принять организационные меры и обеспечить доступ в зал судебного заседания как участников процесса, так и слушателей (проведение в другом кабинете или зале заседания). В этом случае можно обратиться к председателю суда для принятия мер по защите своего права. При непринятии мер по обеспечению слушателю возможности присутствовать в зале судебного заседания гражданин имеет право обратиться с жалобой в Квалификационную коллегию судей Приморского края для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности за нарушение Кодекса судейской этики. При этом необходимо будет представить доказательства незаконных действий судьи (свидетели, аудиозапись и др.)

Имеют место случаи, судебные приставы суда не допускают граждан в здание суда без наличия повестки, искового заявления, вызова судьи. В этом случае действия судебных приставов также не законны. При наличии такого факта можно обжаловать действия судебных приставов руководителю подразделения ОСП или председателю суда. При посещении здания суда гражданин обязан лишь предъявить паспорт и пройти соответствующий контроль в целях безопасности.

Грубость, нетактичность и другие действия судей, умаляющие честь и достоинство гражданина (участники процесса, слушатели), являются фактами нарушения Кодекса судейской этики, который был принят VI Всероссийским съездом судей 02.12.2004. Такие действия судей, несомненно, умаляют честь и достоинство судебной власти Приморского края. На основании жалобы гражданина проверку данных фактов обязана провести Квалификационная коллегия судей Приморского края, рассмотреть результаты проверки на своем заседании и решить вопрос о привлечении судьи к административной ответственности

Не так давно один мой преподаватель сказал, что в праве как науке гуманитарной, в отличие от наук естественных, невозможно провести эксперимент. Можно анализировать судебную практику, но к настоящему эксперименту это никакого отношения не имеет, ведь исследователь работает с готовым материалом и не может вмешаться в анализируемый процесс. Не вдаваясь в высокие размышления о том, что внедрение новых правовых конструкций в общественную жизнь можно рассматривать как своего рода эксперимент, полагаю, что правовые опыты можно проводить как минимум над собой. К примеру, примерить на себя роль слушателя судебного заседания и вступить в реальное, а не аналитическое, взаимодействие с судом, чтобы выяснить — легко ли на практике попасть на судебный процесс и какова на это реакция судей, судебных приставов и работников аппарата суда. Эксперимент начался в конце 2016 года. В то время я училась на 3 курсе, проходила гражданский процесс и имела впечатления только о двух судебных заседаниях – Высшего земельного суда Саксонии в Дрездене (на незнакомом мне немецком языке) и Конституционного Суда Российской Федерации. Пониманию гражданского процесса это, разумеется, способствовало мало. Желание проверить практическую реализацию права на публичное разбирательство стало сопутствующим более приземленному — узнать о работе судов общей юрисдикции. Зимой 2018 года я проходила практику в адвокатской консультации, а значит снова вернулась к походам в судебные залы и пополнила запас эмпирических данных.

Вооружившись положениями всевозможных норм национального и международного права, посвященных публичному разбирательству, и верой в успех, я отправилась на первый процесс. Изначально была выдвинута гипотеза — чем выше уровень суда в судебной системе, тем проще в таком суде попасть на заседание в качестве слушателя. Именно поэтому решено было последовательно посетить сначала рассмотрение дела мировым судьей, затем отправиться в районные, а после – в суды уровня субъекта, благо таковых на территории Санкт-Петербурга целых два. Всего удалось посетить 6 судебных заседаний в судах общей юрисдикции Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Не так много, чтобы говорить об объективности полученной картины, но, возможно, достаточно, чтобы наметить ее очертания.

Итак, начала я с посещения заседания, проводимого мировым судьей. Оно касалось устранения недостатков товара. На интернет-сайте судебного участка я заранее узнала время, фамилию мирового судьи и номер интересующего меня дела, но не нашла номер зала заседания. После звонка в судебный участок информационный пробел был восполнен. Публичное разбирательство начинается не в зале судебного заседания. Оно начинается с доступа в здание суда. Так, в намеченный день у меня возникли трудности с проходом на судебный участок. Приставы спросили о причинах, по которым я желаю присутствовать на заседании. Они позвонили секретарю, чтобы спросить разрешения на посещение. Та ответила, что мне необходимо решить этот вопрос непосредственно с судьей перед разбирательством. После этого приставы меня пропустили. Когда я вошла в зал вместе с участниками процесса, судья задала мне несколько вопросов: кто я, причины выбора этого судебного процесса и данного судебного участка, как была получена информация о времени и месте проведения заседания. Также она спросила стороны, не возражают ли они относительно моего присутствия. Стороны не возражали. После этого меня попросили передать паспорт для занесения сведений в протокол. По окончании заседания мне его вернули. Для слушателей в зале был один свободный стул, который я и заняла. По ходу процесса проблем, в том числе по ведению письменных записей, у меня не возникло.

Читать дальше:  Как рассчитывается компенсация за отпуск при увольнении

Начало эксперимента, таким образом, возвестило о том, что на практике могут возникнуть некоторые препятствия в осуществлении права на публичное разбирательство. Верховный Суд Российской Федерации в п. 19 Постановления Пленума от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» разъяснил, что «посетителям… должен быть обеспечен свободный вход в здание суда». Свободный вход в здание суда, как представляется, означает, что согласовывать свое посещение с кем-либо не нужно. Следовательно, полагаю, что установление причин посещения процесса со стороны судебных приставов и мирового судьи было излишним, как и внесение моих паспортных данных в протокол. Выяснение у сторон согласия на присутствие слушателя также не вполне соответствует порядку проведения публичного разбирательства. Часть 2 статьи 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ гласит, что лица, участвующие в деле, могут по своей инициативе заявить обоснованное ходатайство о проведении закрытого судебного разбирательства. В описанном случае инициатива исходила от судьи. Наличие в зале только одного посадочного места для слушателей также создает практические трудности, как и неполная информация о месте проведения разбирательства. На это указывал и Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу Riepan v. Austria, 15 June 2000, no. 35115/97, отметив, что статья 6 Европейской конвенции по правам человека может соблюдаться только, если публике будет доступна информация о дате и месте судебного заседания, при том, что это место должно быть для нее доступно. Последнее требование будет фактически соблюдено, если слушание проходит в постоянном зале судебного заседания, достаточно большим по размеру, чтобы разместить слушателей[1].

Следует напомнить, что это был мой первый процесс в суде общей юрисдикции. После его посещения чувства мои были смешанные, но я решила продолжить намеченное исследование. Один случай явно не может быть показателем. Он может быть исключением из правила. Интуиция меня не подвела — в районных судах ситуация была иной. Все необходимые сведения о судебном заседании были размещены на сайтах. Только один раз возникли трудности с поиском информации о номере зала, который в самом суде сообщили приставы. В одном из трех судов приставы также спросили о причинах моего желания попасть на заседание, а также – согласовано ли заранее с судьей мое присутствие. Других вопросов не последовало, и я свободно проходила в здание. Проблем с посещением заседаний в двух судах не возникло. Не было просьбы представить паспорт, никто из участников процесса не задавал мне вопросов, сведения обо мне в протокол не заносились. В зале было несколько свободных мест для публики. На одном заседании судья запретила делать письменные записи. Разбирательство было посвящено рассмотрению исковых требований гражданина об устранении недостатков результата работ по ремонту жилого дома.

Здесь, полагаю, усматривается несоответствие части 7 статьи 10 ГПК РФ, предусматривающей, что «…граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускаются с разрешения суда». То есть, на осуществление письменных заметок и аудиозаписей получать разрешение суда не нужно. Это, представляется, вытекает не только из конституционного права граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, но и из возможности присутствия представителей СМИ на открытом процессе, а значит необходимости создания условий для его фиксации. СМИ играют большую роль в реализации принципа гласности, так как с их помощью граждане, не присутствовавшие на заседании по каким-либо причинам, имеют возможность узнать о деятельности судов, что повышает уровень доверия в обществе к судебной системе. Часть 1 статьи 6 Европейской конвенции о правах человека установила возможность присутствия прессы от противного — путем перечисления исключительных случаев, когда она может быть не допущена на заседание. Значит, во всех остальных случаях она может присутствовать на процессе, следовательно, и фиксировать его ход. То есть, ситуация не верна не только с точки зрения национального права, но и международного.

В одном из районных судов, что произошло единожды за весь эксперимент, мне не удалось посетить процесс. Судебные приставы свободно пропустили меня в здание, но в сам зал заседания попасть оказалось непросто. Перед началом разбирательства я вошла туда вместе с адвокатом по делу. На тот момент я проходила у нее практику. Адвокат спросила у судьи разрешения на присутствие слушателя. Судья ответила устным отказом, и на этом мое присутствие в зале закончилось. Дело было об определении места жительства ребенка. Он не был усыновлен, других запретов для проведения открытого разбирательства, предусмотренных частью 2 статьи 10 ГПК РФ, не было, хотя их перечень законодателем не закрыт. Часть 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ не содержит прямого указания на то, что спор между родителями по поводу места жительства детей должен рассматриваться закрыто. Это не исключает того, что лица, участвующие в деле, могут заявить соответствующее ходатайство, сославшись «на необходимость сохранения иной охраняемой законом тайны», в данном случае – семейной, «на неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина». ЕСПЧ высказывался о возможности проведения закрытого разбирательства по делу об определении места проживания детей в деле P and B v. The United Kingdom, (Apps. 36337/97 and 35974/97), 24 April 2001, (2002) 34 ECHR 529, ECHR 2001-III. Правилами судопроизводства по семейным делам Англии и Уэльса установлена презумпция проведения закрытого заседания по таким делам. В отличие от российского процесса, здесь суд, наоборот, может провести публичное разбирательство, если одна из сторон об этом ходатайствует, доказав, что для этого есть серьезные основания. Соединенное Королевство Великобритании в Европейском Суде по правам человека указывало на конвенционные условия, при которых открытое разбирательство не проводится — «когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия». Страсбургский Суд согласился, указав, что споры по определению места проживания детей – яркий пример дел, при рассмотрении которых недопуск прессы и публики может быть оправдан защитой частной жизни ребенка и сторон и предотвращением ситуации, при которой гласность нарушала бы интересы правосудия. Чтобы позволить судье получить полную картину достоинств и недостатков различных вариантов мест проживания ребенка и возможностей его общения с другим родителем, необходимо, чтобы родители и свидетели могли по таким крайне личным вопросам выражать свою позицию свободно и открыто без страха публичного обсуждения[2].

Читать дальше:  Госпошлина по договору купли продажи земельного участка

В рассматриваемом российским районным судом споре лица, участвующие в деле, ходатайства о проведении закрытого заседания не заявляли. Суд решил его провести по своему усмотрению, что не предусмотрено частью 2 статьи 10 ГПК РФ, однако возможно исходя из положения части 1 статьи 6 Европейской конвенции о правах человека. ЕСПЧ, а ранее и Европейская комиссия по правам человека, самостоятельно в рассматриваемых ими делах оценивали необходимость применения норм об ограничениях публичного разбирательства дела, не устанавливая, была ли изначально у государства-ответчика возможность усмотрения по этому вопросу. Слова в тексте части 1 статьи 6 Европейской конвенции — «когда гласность нарушала бы интересы правосудия» («по мнению суда») — как нельзя точно определяют возможность судейского усмотрения. При этом указание в тексте на строгую необходимость и особые обстоятельства говорит о его пределах[3]. Таким образом, можно говорить о том, что положения ГПК РФ в части, устанавливающей порядок принятия решения о проведении закрытого судебного разбирательства, не в полной мере соответствуют статье 6 Европейской конвенции по правам человека и практике Страсбургского суда. При этом российский суд в такой ситуации должен руководствоваться конвенционной нормой, а не национальной, исходя из примата международного права. А также учитывать правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в постановлениях, которые приняты в отношении других государств-участников конвенции, если обстоятельства рассматриваемого российским судом дела аналогичны предмету анализа и выводов Европейского Суда. Так отметил Верховный суд Российской Федерации в абз. 2 п. 2 Постановления Пленума от 27.06.2013 N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней».

Это говорит о том, что судья районного суда действовала правильно по существу, но не по форме. Возможности для проведения закрытого разбирательства строго ограничены, поэтому суд должен обосновать причины своего решения. Судья в устной форме ответила отказом на вопрос о возможности присутствия слушателя. Хотя согласно части 4 статьи 10 ГПК РФ необходимо было вынести мотивированное определение. Как отмечает Верховный Суд Российской Федерации в уже упомянутом Постановлении Пленума № 21, в этом определении должны быть указаны конкретные обстоятельства, препятствующие свободному доступу в зал судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса, журналистов. Также о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании указывается в протоколе и во вводной части принятого по делу постановления. То есть, процедура перехода к закрытому судебному разбирательству не была соблюдена.

Любой эксперимент требует логического завершения. Для этого я отправилась в суды регионального уровня. С их посещением трудностей не возникло. Предварительно была найдена вся необходимая информация на официальных сайтах судов. При входе в Ленинградский областной суд со стороны приставов не было никаких вопросов, если не считать уточняющего – не журналист ли я. В Санкт-Петербургском городском суде меня пропустили в здание без вопросов. Перед началом заседания секретарь, а в другом случае — председательствующий судья, задали единственный вопрос — слушатель ли я или участник процесса. По ходу дела не было препятствий по ведению письменных записей, а в залах заседаний было десять свободных посадочных мест в одном случае и пятнадцать – в другом.

Так, моя гипотеза подтвердилась. А это значит не только то, что мой преподаватель ошибся и правовой эксперимент имеет право на существование (ведь должны же и у права быть какие-то права), но также и то, что чем выше уровень суда в судебной системе, тем проще в такой суд попасть в качестве слушателя. Информация о заседании размещена в таких судах в полном объеме, в залах достаточно посадочных мест. Судьи, судебные приставы и сотрудники аппарата суда более высокого уровня полнее осведомлены о том, что граждане имеют право присутствовать на открытых заседаниях, а также делать при этом письменные заметки и аудиозаписи. Они не требуют предварительного согласования посещения с судьей или секретарем, так как это не предусмотрено ни международным, ни национальным правом. То есть, право на публичное разбирательство в Российской Федерации в целом соблюдается. Я лично убедилась, что слушатель судебного заседания – не миф, а реальность. Как и положено быть реальности, разумеется, далекая от идеала, но не абстрактная и выдуманная законодателем.

[1] Harris, O’Boyle, and Warbrick Law of the European Convention on Human Rights. Second edition. Oxford University Press, 2009. P. 273.

[2] Jacobs, White & Ovey: The European Convention on Human Rights. Six edition. Oxford University Press, 2014. P. 270.

[3] Harris, O’Boyle, and Warbrick Law of the European Convention on Human Rights. P. 272.

Adblock detector